К СОДЕРЖАНИЮ           НА ГЛАВНУЮ


Детоубийство в "цивилизованной" Англии

2-4 фунта стерлингов чистой прибыли от похорон ребенка получали в Великобритании родители, если предварительно застраховали его на случай смерти в погребальном клубе.
Доход приносила разница между страховой премией и стоимостью похорон. А потому в середине XIX века в стране началась волна убийств детей в бедных семьях, и число жертв измерялось многими тысячами.
Причем убивали детей, нисколько не боясь наказания.

По данным исследователей, в Великобритании в среднем по экономическим причинам ежегодно убивали около 12 тыс. детей. Но попадало в суд и осуждалось лишь мизерное количество детоубийц <...>.

"Во всей ужасной наготе,— писал Шашков,— влияние бедности на детоубийство обнаружила история английских burial clubs — погребальных клубов. В этих обществах, которые очень распространены в Англии, застраховывается жизнь взрослых и детей. После шестнадцати незначительных взносов застрахованное лицо после своей смерти погребается за счет клуба. Небогатые похороны в Англии стоят 1 фунт стерлингов; погребальные же клубы выдают на похороны от 3 до 5 фунтов стерлингов. Следовательно, родственники умершего, получив из клуба похоронную премию и издержав 1 фунт на похороны, имеют в барышах от 2 до 4 фунтов стерлингов. Результат этого: родители застраховывают своих детей в погребальных клубах, затем умерщвляют их и берут погребальную премию, чтобы сколько-нибудь поправить свое состояние".

Сколько именно детей было убито для получения погребальной страховки, подсчитать никто не мог. Британский ученый Джозеф Кей писал:

"Никто не может сказать, сколько детей падает жертвою желания получить погребальную премию... Но существование погребальных клубов служит одним из обильнейших источников смертности детей".

Кей писал, что в сотнях или даже тысячах случаев перспектива получения погребальной премии приводит к тому, что родители начинают всеми силами желать приближения смерти своих чад. Самый простой и безопасный путь для этого — в случае болезни оставить ребенка без надлежащей медицинской помощи. Дело дошло до того, писал Кей, что семьи одалживали деньги, обещая вернуть долг после смерти кого-либо из родственников, как правило детей. В качестве примера приводилась некая служанка, которая, узнав, что ее ребенок болен, наотрез отказалась приглашать врача: "Нечего об этом и думать, он застрахован в двух погребальных клубах".

Причем в погребальных клубах не могли не видеть того, что происходит. Исследователи приводили слова одного из агентов погребального клуба в Манчестере, сказавшего о частых случаях неоказания медицинской помощи больным детям: "Я имею серьезные основания думать, что такая небрежность предумышленна и что единственным побуждением к ней служит для родителей надежда получения страховых премий".

Даже по неполным статистическим данным получалось, что застрахованных детей умирает на 8% больше, чем незастрахованных.

"Детоубийство застрахованных,— писал Шашков,— так распространено, что в ушах родителей уже один факт застрахования ребенка вызывает мысль о необходимости или возможности его смерти. В Манчестере и Стаффорде пасторы нередко слышат от женщин низшего класса подобные выражения о застрахованном в клубе дитяти: "Этот ребенок не будет жить, он застрахован в погребальном клубе!" И чем больше таких клубов в городе, тем родителям выгоднее убивать своих детей, потому что они могут записывать их не в одном, а в нескольких клубах и, убив застрахованного, брать с каждого клуба похоронную премию. Ребенка обыкновенно записывают в четырех или в пяти клубах, а некто застраховал ребенка в девятнадцати различных похоронных клубах Манчестера, следовательно, этот некто должен был получить премии от 57 до 95 фунтов стерлингов".

Иногда убийцы детей все же попадали под следствие. Так, в Стаффорде отец отравил мышьяком свою шестнадцатилетнюю дочь, которая из-за слабости сложения и здоровья казалась родителям совершенно бесполезной. Несмотря на признаки отравления, дела не возбудили, и родитель получил из похоронных клубов 8 фунтов. Через три месяца тело эксгумировали и установили факт отравления. Судья настаивал на обвинительном приговоре, но присяжные объявили обвиняемого невиновным.

В другом случае присяжные, которые, видимо, как и все остальные подданные короны, участвовали в операциях с погребальными клубами, оправдали мужчину, обвиненного в доведении сына до смерти от истощения (отец его попросту не кормил).

"Этот ребенок,— писал Шашков,— был застрахован в десяти погребальных клубах. Присяжные не нашли возможным обвинить отца, и тотчас же по освобождении от дела он получил из клубов 34 ф. ст. премии. Раньше он имел еще шестерых детей, из которых каждый был застрахован; за одного из этих детей родители получили погребальной премии 20 ф. ст.".

Время от времени, правда, тех, кто убивал детей ради премий, все-таки приговаривали к наказанию. В качестве примера приводили женщину из Ливерпуля, которая после отравления двух своих детей и убийства еще одного, вместо того чтобы замести следы преступления или хотя бы для вида немного погоревать, побежала по клубам получать страховые премии.

А еще одна история, случившаяся в Эссексе, привела к удивительному разоблачению:

"Осенью 1848 г.,— свидетельствовал Шашков,— одна женщина из графства Эссекс была обвиняема в отравлении одного из своих детей; присяжные оправдали ее. За год перед тем она была подозреваема в отравлении двух других детей, но освобождена от дела по недостатку улик. В 1851 г. умер ее муж, она была признана виновною в его отравлении. Расследования, произведенные по этому делу, открыли, что между женщинами округа Торн существует что-то вроде тайного общества с целью отравления мужей и детей и получения за последних страховых премий из погребальных клубов".

При подобном отношении присяжных история с погребальными клубами могла бы продолжаться еще много лет. Однако в свои права вступили экономические факторы. Ни одно страховое общество, а погребальные клубы были именно страховыми, не может выжить, если его клиенты массово мошенничают. Поэтому клубы один за другим начали разоряться. В Британии об этой не самой лучшей странице своей истории постарались забыть. Однако убийства детей ни там, ни в других странах на этом не прекратились.

***

... Исследователи свидетельствовали, что до начала промышленной революции в России, случившейся значительно позднее, чем в Европе, убийство незаконнорожденных детей не представляло серьезного явления, с которым следовало начинать активную борьбу. Причинами, как и обычно, были экономические факторы. В крестьянском хозяйстве той поры большое количество рабочих рук сулило серьезный успех в делах.

"Взгляните на наши сельские общества,— писал один из отечественных исследователей — Филиппов,— молодой парень уходит в солдаты или на оброк в дальнюю сторону; жена его каждый год рожает без него; а он, всякий раз получая от нее цидулку о рождении и крещении ребенка, напивается пьян с радости, что ему Бог послал работника".

kommersant.

Не менее интересно (по теме)
 

Какими они были - европейские рыцари
Гигиена европейцев в средние века
История европейского сортира
Средневековый европейский пояс целомудрия
Особенности в мореплавании средневековой европы
Блохи, вши и клопы - плоды европейской цивилизации
Все о грязной Европе




 НАЗАД           НА ГЛАВНУЮ
<
Яндекс цитирования
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz