Без русских, эстонцы или чухонцы (чухня), до сих пор бы оставались дикарями!

 

В Эстонии было проведено эпохальное исследование материалов конца 19, начала 20 века на тему "Это постыдное культурное наследие, или Из истории гигиены эстонцев" Хейки Пярди. На вопрос, когда же эстонцы стали, так сказать, чистоплотными, Пярди в своей работе ответил, что это произошло после Второй мировой войны. «Можно сказать, что европейцами мы стали благодаря советской власти, когда все стало строже, детей отмыли — хочешь ты того или нет. Проверяли чистоту рук, ног и за ушами».

Несмотря на то, что слово «peldik» (сортир. — Ред.) в словаре эстонского языка фигурировало уже в 1660 году, согласно заметкам студентов, изучавших в первые годы Эстонской Республики жизнь хуторян, на многих хуторах уборных не было вовсе, а те, что имелись, использовались не всегда.
«Тропинка к отхожему месту прилично заросла травой», — именно так в начале 1920-х годов поэтично охарактеризовал ситуацию с туалетами на одном из хуторов Ляэнемаа некий студент.

По словам директора по научной части Эстонского музея под открытым небом Хейки Пярди, туалеты начали строить на эстонских хуторах уже в XIX столетии, однако обычай пользоваться ими каждый день в народе укоренялся очень тяжело. «В 1918 году, когда в Эстонии была немецкая оккупация, тогдашние военные власти со свойственной им суровостью известили, что на всех хуторах должны быть уборные», — сказал он.

Шкаф-туалет в доме богатых эстонцев 1939 г.
 

В случае, если требование не будет выполнено, угрожали военным судом. Данная угроза возымела действие, и на многих хуторах в приказном порядке были построены нужники. «Правда, у некоторых тропинка к уборной заросла травой, потому что каждый день обходились более привычными местами», — сообщил ученый. По нужде ходили и в поле, и в сад, а зимой — в хлев.

Даже в период между вой-нами в сельской местности Эстонии туалеты не были общераспространенным явлением. По данным, собранным тогдашними студентами, деревенские жители считали, что строительство туалета — это напрасные траты, потому что то немногое добро, которое производит из себя человек, исчезнет само по себе, а специально построенное для отхожих нужд место станет вонять.


Зачем добру пропадать?
Согласно официальным данным, в период между войнами в Эстонии была оборудована туалетами лишь половина хуторов, и большая их часть — в Вильяндиском, Пярнуском и Тартуском уездах. «Хутора Южной Эстонии развивались немного быстрее, чем в Северной и Западной Эстонии, где жили более бедно», — пояснил это различие Пярди.

Сведения о том, что даже при наличии туалета его не использовали, имеются и в отношении 1930-х годов. Пярди привел в пример воспоминания одной женщины, по рассказу которой, ее отец построил в свое время на окраи­не Таллинна современный благоустроенный дом с туалетом внутри, однако сам им не пользовался.
«Во-первых, нельзя давать добру пропадать, а во-вторых, чувствительный мужчина не выносил той вони», — поделилась воспоминаниями дама.

Собственно, как и в наши дни нередко можно увидеть по обочинам дорог справляющих нужду эстонских мужчин со спущенными штанами, 90 лет назад сильный пол также не стеснялся публично сходить «по-маленькому». Поскольку нижнего белья тогда не носили, женщины могли справить нужду стоя, под покровом пышной юбки. И только оставшаяся на земле лужица выдавала другим, что же произошло.

Приседать по этому поводу считалось тогда достойным презрения, и об этом свидетельствует одна из неприличных частушек того времени, в которой муж жалуется на то, что его жена приседает, чтобы «сделать свои дела», а другие умеют делать это стоя.

В баню — раз в неделю
Очевидно, тогдашняя культура пользования отхожим местом — это не единственное, что может шокировать в наши дни. В ту пору мыло и вода также не были лучшими друзьями эстонцев.
«Лицо каждый день не моют, а только в воскресенье утром или в банный день», — приводятся описания студентов 1920-х годов относительно гигиенических традиций соотечественников.

Ноги мыли и того реже. Согласно одной из записей, сделанной в Вильяндиском уезде, благодаря русским батракам на хуторе прижился обычай мыть руки перед едой. Общераспространенной была традиция ходить раз в неделю в баню. На более бедных хуторах, где бань не было, мылись в ванне или ушате в риге.
«Соблюдать чистоту в городских условиях было не проще, а даже сложнее, чем в деревне, потому что общест­венных бань было мало», — сказал Пярди.

В 1930 году в городах Эстонии было 72 общественные бани, а в трети городов не было ни одной. Регулярно ходили в баню только четыре процента горожан, и это был преимущественно приехавший из деревни народ. «Более утонченные натуры считали, что баня — это для деревенщины», — сообщил ученый.

Городской люд, предпочитавший более комфортабельную жизнь, вместо бани желал пользоваться ванной, однако ванны имелись только в каждом десятом жилище Таллинна, у тартусцев ванна наличествовала у трех процентов населения, а в других городах их было и того меньше.

«Это не значит, что люди не мылись, — отметил Пярди, но признал, что мытье было связано с большими трудностями, поскольку водопровода не было, и воду приходилось носить в квартиру из колодца, расположенного во дворе. — Уже с точки зрения использования воды мыться каждый день было сложно».

Однако труднее всего приживался тогда обычай чистить зубы. До 1930-х годов это вообще было редкостью, и делали это, в основном, образованные люди и школьники старших классов. Уход за зубами ограничивался в целом тем, что рот споласкивали водой и ковыряли в зубах спичкой.

«Это, безусловно, отражалось на состоянии зубов у людей — оно было очень плохим как в городах, так и деревне», — сообщил Пярди. И если в доме появлялась зубная щетка, случалось, что одной щеткой пользовалась вся семья.

Гигиенические привычки эстонцев во многом изменились благодаря школьным учителям, которые прививали детям современные традиции. Потихоньку, через детей, они распространялись и среди взрослых, но зачастую старшее поколение косо смотрело на новшества, считая их барскими замашками, к которым сельский человек не должен относиться всерьез.
Кое-где взрослые просто негодовали оттого, что учителя делали их детям замечания по поводу неопрятности.

«Это наше личное дело, где мы моемся, и другим до этого не должно быть никакого дела. Это наши блохи, и мы их кормим сами. Пусть руководитель школы о нас не беспокоится», — выражала недовольство одна из семей Ляэнемаа, когда их детям в школе сделали замечание за неряшливый внешний вид. источник

П.С. На самом деле, эстонцы были всегда грязными дикарями, которые не хотели мыться, не хотели учиться, не хотели пользоваться туалетом и мыть руки. Даже немцы не смогли приучить эстонцев к порядку и придать им, хотя бы более - менее цивилизованный вид и привычки. Даже угрозой расстрелов. А мы, русские смогли - отмыли, вывели вшей и блох у дикарей, научили пользоваться туалетом и ножом с вилкой. Ведь мы за свою историю цивилизировали и превратили в человеческий вид сотни дикарских племен от Азии и Кавказа до Прибалтики. Вместо того, чтобы, как англосаксы или французы - уничтожить дикарей и в будущем не иметь проблем с их неблагодарностью...

  • "...Происхождение не скроешь. Оно обязательно вылезет.... А речь о эстонцах. 

    Прибалтами они стали, где-то при Брежневе. А до этого они были веками только чухонцами, только чухной – вороватой, темной и злобной. В 80-х годах прошлого века работал я в газете Красная Звезда. Пришла идея: написать серию статей о тюрьме для солдат, о дисбате – дисциплинарном батальоне. В Советской Армии их было несколько. Я поработал в двух: в Московском и Минском. Было интересно узнать, что за люди «проходят службу» в дисбате, кого больше: городских или деревенских, каково их образование, из каких семей, какой национальности, одним словом – социология. «Сидели» в основном городские: за самоволку, за драку, за невыполнение приказа... Была категория, «сидевшая» за воровство. Категория численно самая большая. В Минском дисбате я попросил собрать всех воров в Ленинской комнате. Мне и собрали.

    Пару часов я с ними беседовал. Много, чего я тогда выудил из них интересного для журналиста. Передо мной сидели, понуро глядя в крышку стола, в основном - казарменные воры. Воровали они у своих товарищей: ночью, из карманов, когда те спали, днем, когда те были на работах, из тумбочек. Воровали в основном деньги, которые присылали родители своим детям, на конфеты, на сигареты, на всякую мелочь из солдатского буфета и солдатской лавочки. Гнуснее, конечно, не бывает. Есть неписанный воровской закон: где живешь - там не воруешь. А здесь – в родной казарме, у товарища по кровати, когда тот спит.. Но поразило не это. Поразило вот что: за исключение одного-двух, почти все казарменные воры были эстонцами, теми самыми чухонцами. Это был факт: в казарма воровала исключительно чухня. В любой армии гнуснее этого - мародерства в своей спящей казарме, не бывает. Какая разведка вместе? Какой бой в одном окопе? Какое спасение раненого товарища в бою? Держи карман шире! Так они, как моль, как червь, дырявили моральное состояние подразделений, в которые они попадали.

    Это еще предстоит познать НАТОвским казармам, когда там появятся чухонцы. Если уже не познали. 


             Мне довелось читать архивные документы о чухонцах СС. Немецкие. Обер-лейтенант СС писал в докладной своему начальству в Берлин из Смоленска, что эстонские каратели из подразделений латышских СС зверствуют над местным населением так, что ему стыдно за всю Германскую Армию от таких братьев по оружию. эстонские каратели позорят немецкую армию своим кровавым беспредельным разгулом против мирного населения, эстонские легионеры кладут несмываемое пятно позора на всех немцев. Обер-лейтенант просил у своего начальства найти управу на этих бандитов и убийц, убрать, куда подальше из Смоленска этих потрошителей-чухонцев. Докладную оберста мы опубликовали в «Военно-историческом журнале».
     
            "Цеховики" - так при Советском Союзе называли самое отпетое ворье в «особо крупных размерах». За счет ворованного сырья с государственных предприятий и рабской силы, они свивали гадючьи гнезда подпольного производства, дырявя экономику всей страны. Первым цеховиком, пошедшим по этапу был он – чухонец, доктор технических наук. О нем тогда писали все газеты Советского Союза. В августе 1991 года я был под стенами Белого Дома на Краснопресненской набережной. Толпа, бесновавшаяся там, состояла, в том числе, и из тех самых «цеховиков». Для них свалить режим было равносильно избежать тюремные нары в «конце туннеля».
     

             Что вообще представляла из себя Чухна до 1945 года, особенно в 20-е и 30-е годы времен фашистов Ульманисов и всяких Сметан? Это был заброшенный, заросший бурьяном огород Европы. Чухонцы подметали улицы европейских городов, сидели на папертях с протянутой рукой. Чухна вымирала по хуторам, как сейчас вымирает по городам. Основной бизнес делался и тогда на гадостях России. Вся контра с Запада шла в Россию через Чухну. Чухна была покрыта сетью шпионских и диверсионных контор. Чухна превратилась в те годы в мировой отстойник вражеских лазутчиков, направлявшихся в Россию. как сейчас бы сказали: террористов, экстремистов, подрывников и прочих басаевых. Здесь изготовлялись поддельные документы, для направлявшихся на задание в Россию. Здесь печатались советские деньги и мешками забрасывались на территорию России. На границе с Россией создавались тайные склады с оружием для бандформирований, тайные пункты прохода черех границу России. Массовой специальностью у чухонцев была – проводник шпионов, диверсантов, террористов через границу России.

      Кстати, сегодня вся Чухня на полную мощь занялась тем же подлым промыслом против России, только вместо полуприкрытых вражеских России контор 30-х годов, теперь там НАТОские открытые базы с радарами в небе, с радарами на земле и ракетами с подлетным временем до Москвы за считанные секунды. Этим и живут. Дудаев – выкормыш Чухны. Головорезы и мясники со всего мира, едущие на заработки в Чечню, попадают туда не только через Грузию, но через Чухну. Там их центры. Оттуда Чухна ведет войну против России со всех стволов – хороший бизнес!

    После 1945 года в Чухню направлялись на работы выпускники самых лучших технических ВУЗов России. Строить и возводить, поднимать сельское хозяйство, открывать институты и университеты. Делали из Чухны Европу, а из грязных и темных чухонцев – европейцев. Но происхождение ничем не вытравишь, оно обязательно проявится.

            Кстати, не всю правду сказал Путин про то, что чухонцы получат не компенсацию от России, а «уши дохлого осла». Сегодня каждый русский, каждый украинец, белорус, еврей должен подать иск Чухне за «бесцельно прожитые годы» в Чухонии с требованием выплатить каждому персонально компенсацию за рабский труд в Чухне, на чужбине. В режиме немецкой оккупации, начиная с 1941 года, по заявкам из берлина, были угнаны на работы в Германию 10 млн. человек. В режими советской оккупации по распределению, по разнарядке. по приказу, по заявкам из Риги, Вильнюса и Таллина, на работы в Прибалтику, начиная с конца 1944 года, были угнаны в общей сложности до 1 млн. человек. Сегодня немцы исправно выплачивают компенсацию всем, кто с 1941 по 1945 год горбатился в промышленности и сельском хозяйстве Германии. Все угнанные на работы в Прибалтику с 1944 по 1991 год должны, как и угнанные в Германию, получать компенсацию за рабский труд. Ни один человек не ехал самостоятельно, по своему усмотрению и желанию на постоянное место жительство в Прибалтику. Оккупант не тот, кто рабски работает, а тот, на кого рабски работают.

            «Немецкий фонд "Память, ответственность и будущее" за последние четыре года перевел 326 млн евро 211 тысячам русских, которые во время войны были направлены нацистами на принудительные работы в Германию, - сказал только что в Москве председатель фонда Гюнтер Заатхоф. - Перед российской организацией стояла сложная задача распределять деньги не только в России, но и в южных странах СНГ, а также в Литве и Латвии. В зависимости от категории суммы выплат составляли от 600 до 7500 евро на человека. Это соответствует сумме в 21300 и 266000 рублей. В стране, где средняя пенсия составляет около 2300 рублей, – это очень ощутимая помощь, особенно в бедных сельских регионах.»

              И второе. На территории Прибалтики во время войны располагались концлагеря. В одном только концлагере Саласпилс, экспертной комиссией установлено, что с конца 1942-го по 1944 год у 12 000 детей, содержавшихся в Саласпилском лагере, было выкачано не менее 3500 литров крови, над которыми ставились опыты. Согласно данным официальных источников, в лагере в Саласпилсе с 1941-го по 1944 год было уничтожено 53 тысячи человек, а включая филиалы концлагеря - свыше 100 000 человек. На территории лагеря находилось место массового захоронения площадью 2600 кв. метров, где убитых складывали штабелями. И прославились прибалтийские эсэсовцы не героическими сражениями с Красной Армией, а жесточайшими карательными операциями против мирных жителей, прежде всего белорусов. Только за февраль и март 1944 года каратели из латышской дивизии СС уничтожили в одной лишь Витебской области 138 деревень, расстреляли и повесили 17 тысяч человек и угнали в рабство в Германию еще 13 тысяч. За три года оккупации Эстонии в концлагерях и тюрьмах замучено и убито 125 307 человек. Угнано (в оригинале документа – «отгружено») в Германию 132 тысячи человек. Я занимался этим делом в наших военных архивах, в частности, в Подольском: немцы в этом принимали самое минимальное участие, в основном - присматривали за ходом дела. Орудовали – чухонцы.

     

                      В боях за освобождение Прибалтики погибли 1 миллион 467 тысяч 960 солдат и офицеров Красной Армии (в Латвии - 600 200, в Литве - 592 590 и в Эстонии 275 170)". От чьих рук погибали? В том числе и от рук чухонцев-СС. Только из Латвии их в войсках СС воевало около 165 тысяч. За все это надо заплатить пострадавшим, как платит за всё это, правда, пока только Германия и Австрия, а ведь грабить, разрушать и убивать к нам в 1941 примчались армии 13 стран, в их числе - Латвия, Литва и Эстония. Факт истории.

                    И третье. Не всю правду сказал Путин, когда говорил, что чухоны получать от России не компенсацию, а «уши дохлого осла.» Сказанное Путиным – только полуправды, одна сторона медали...

    Наши чухонцы. Как у «людей с той стороны»: с жертв концлагерей на её территории требуют не то 6, не то все 10 млрд, естественно, долларов, за то, что узники тех концлагерей, своим пребыванием, нанесли ущерб экологии Эстонии, Латвии и Литве.

    Это правда, в 1940 году из Прибалтики в Новосибирск и Красноярск были откомандированы 556 чухонских семей. И Новосибирск, и Красноярск должны выплатить этим 556 семьям компенсацию – командировочные, проездные, квартирные по тем ценам - всё до копеечки. И это будет справедливо.

                     Кстати, в Чухне из числа Советских войск, расквартированных там, 40% составляли строительные части. Это они строили дороги, порты, причалы, прокладывали для чухонцев канализацию, телефонную связь, рыли фундаменты под дома, в которых сейчас пьянствует и выкобенивается перед русскими чухня. Когда я сейчас смотрю на бабу-президента чухонцев, я вспоминаю Ригу, Вильнюс, Таллин, Даугавпилс, Юрмалу, и всякие другие Трокаи. Однажды мне на авто довелось объехать всю Чухонию. Не по трассам, а по проселочным дорогам, заезжать на их хутора, в рестораны посреди леса почему-то, может быть, то были и лесные братья, бывшие и настоящие. В 70-х, в 80-х года ими уже никто не интересовался. Пьют чухонцы - по черному. И начинают говорить, рассказывать, хвастать. Особенно - по женской части. Наши спрашивали:

                    «Почему ваши женщины так ненавидят русских, особенно русских баб?» - это был общеизвестный, но непонятный факт по всей Чухне.

    Чухонки лютой ненавистью ненавидели русских. Ни одна продавщица не желал вам отвечать, если вы к ней обращались по-русски. Именно от чухонок я слышал в адрес русских злобное - «оккупанты». От мужиков-чухонцев я этого не слышал никогда. Чухонцы в своей массе – мужики видные. Чухонки же наоборот, будто топором сделанные: не то маленькая копна, не то очень большая тумбочка или комод с лицом лесоруба. И потому у каждого чухонца обязательно была русская подружка, а то и жена. Чухонцы охотней женились на русских, чем на своих комодах. По-человеческе чухонок можно было понять, но они не могли тем же ответить своим парням, к ним не клеился ни один русский. Они никем не были востребованы.

    В каждой чухонской семье, где была женщина, жила непроходимая ненависть к русским, кипело страстное желание – выбросить из Чухни русских оккупантов с их женщинами, непобедимыми соперницами и разлучницами. Каждая чухонка искренне верила, что если русские уйдут все поголовно, то к ним, к чухонками сразу придет любовь их чухонцев, придут любовные радости и утехи. Ненависть одной женщины – страшна. Ненависть женщин всей нации – это катастрофа. Помните этот комонд по фамилии Прунскене? Это был танк и зенитка, 100 шахидок под одним поясом против русских в Чухонии.

    С 1991 года Чухония свободна и самостийна. А бабьего счастья как не было, так и нет – русские бабы-разлучницы остались, сучки, и продолжают уводить чухонцев у чухонок, как 20, как 30, как 50 лет тому назад. Отсюда - всех русских там сейчас делают нелюдями, негражданами, мигрантами, оккупантами: чемодан-вокзал-Россия. С глаз долой – из сердца вон! Понять чухонок можно: ведь такая ситуация, кроме всего прочего, напрямую влияет на демографию, на рождаемость, которая в Чухонии просто катастрофическая. Они вымирают. Самая распрекрасная русская любовница не станет рожать вообще, а русская жена – не более одного.

    Кто-то сегодня, пытаясь понять зоологическую ненависть чухонцев к русским, высказывает мнение, что это они, мол, хотят поссорить Россию в Европой, хотят, мол, подпортить её иммедж. Всё может быть: раз пошла такая пьянка – реж последний огурец.. Ну, а куда деть ненависть чухонок их животный страх перед русскими наперсницами? Никто не задумывается, почему именно «белокурые бестии» - чухонки и сейчас воюют против русских в Чечне в качестве снайперш? Это какое же надо иметь женское лицо ненависти, чтобы убивать и убивать, мстить и мстить этим русским, в том числе и в Чечне. Русские бабы, никогда чухонки не пустят вас больше на порог своего дома. Против вас они, как одна, лягут снайпершами по всему периметру государственной границы. Хватит – побаловались. И все-таки русские бабы тут ни при чем. Есть аксиома: нация, у которой красивые женщины, никогда не вымрет. И – наоборот, хоть плати за каждого новорожденного ребенка по миллиону..." 

    Генерал Филатов. Выдержки.

<
Яндекс цитирования
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz