К СОДЕРЖАНИЮ           НА ГЛАВНУЮ


Износилования по европейски

К сожалению, не могу сейчас найти источник, в котором читал, что немцы на оккупированных советских территориях оставили миллион детей, а наша Армия на оккупированных территориях оставила всего четверть миллиона. И, знаете, в сам факт такой статистики плохо верится, но соотношение, скорее всего, верное, и вот почему.
Мой отец вспоминал, что в конце войны в Германии он на марше командовал боевым разведдозором дивизии. Наткнулись на колонну немецких беженцев, которые спасались от наших войск. (И правильно делали, в Германию входили солдаты, уже увидевшие свою страну сожженной и изнасилованной.) Понимая, что будет, когда эту колонну догонят войска дивизии, отец скомандовал немцам бежать и прятаться в ближайший лес. Переждать, пока дивизия пройдет.
В это время подъехал начальник политотдела, еврей, если это имеет значение. Бросился к немцам, выхватил из толпы старика и выстрелил в него. Вернее — пытался выстрелить. Пистолет дал осечку. Но второй раз ему выстрелить отец не дал и потребовал, чтобы тот убрался, а когда начальник политотдела попытался надавить на отца должностью и званием, отец пообещал его пристрелить. Оскорбленный начальник политотдела уехал. Остановились на ночевку, и отец с тревогой ждал, когда за ним придут. 

Действительно, пришли. Пришел адъютант командира дивизии и под роспись ознакомил с приказом Жукова, из которого следовало, что «…за убийство цивильного немца — расстрел, за поджог дома — расстрел, за мародерство — расстрел, за изнасилование — расстрел». И этот приказ помнят все фронтовики, вошедшие в Германию, поскольку этот приказ закреплялся в памяти солдат расстрелами перед строем. Прекрасно знали о нем и немцы с австрийцами. Мне пришлось видеть телефильм на нашем телевидении, наши «демократические» авторы которого стенали не о русских женщинах, изнасилованных немцами, а о немецких, изнасилованных русскими солдатами. И в одном из эпизодов авторы спросили свидетельницу — порядочную немку, были ли в их городе случаи изнасилования немецких женщин русскими. Да, — ответила она, — были, но мы пожаловались русским офицерам, насильников расстреляли публично на глазах жителей и похоронили вон в том лесу, — немка показала рукой.
А кто может вспомнить хотя бы о каком-либо приказе по немецкой армии, запрещающем грабежи, убийства и изнасилования? Есть ли хоть в каких-то воспоминаниях немецких ветеранов хотя бы намек хотя бы на какое-то наказание немецких солдат за изнасилование русских женщин? Чему же удивляться, что немцы оставили нам миллион детей, а мы им всего четверть миллиона.
Но посмотрите, как эта подлая цивилизованная Европа благодарит нас за эту сдержанность. Вот письмо одного из читателей «Дуэли» на эту тему.
«В книге Дугласа Рида «Спор о Сионе» (изд. «Витязь», Москва, 2000 г.), довольно обстоятельном и, можно даже сказать, непредвзятом труде, если из него исключить самую настоящую ложь о советских солдатах и сталинском режиме по еврейскому вопросу, я наткнулся на следующий эпизод (с. 421 настоящего издания), ужасно страшный по описанию, но вместе с тем уморительно смешной по своей лживой сути, наглядно иллюстрирующий всю абсурдность лжи, выплеснувшуюся на советское войско и советских солдат в западной литературе: некая г-жа Френсис Февьелл ужаснулась, когда прочла дневник своей экономки Лотты с описанием «изнасилования Лотты и тысяч других женщин, даже 65-летних старух, вшивыми монгольскими солдатами, не раз, но множество раз, женщин с детьми, цеплявшимися за их платья…». Также в дневнике были указаны «все даты и подробности, записанные при свете фонарика, убийства тех, кто пытался защитить старых женщин, извинения русского офицера, увидевшего трупы… его объяснения Лотте, что солдатам были даны двое суток свободы грабежа…».Теперь представьте себе следующую картину: особо озабоченные вшивые монгольские солдаты насилуют ПО НЕСКОЛЬКУ РАЗ ТЫСЯЧИ женщин, включая 65-летних старух и женщин с детьми, цепляющимися за их платья. Представляете? Я лично с трудом. Еще мне трудно представить размер дневника Лотты, в котором подробно описаны все эти зверства (неужели она присутствовала при каждом из них и, как заправский управляющий, отмечала их в своем дневнике как в амбарной книге). А где совершались эти массовые изнасилования? Что за двое суток свободы грабежа, в которые, видимо, нужно было уложиться с изнасилованием ТЫСЯЧ женщин? Дуглас Рид эти вопросы не освещает…Если бы факт изнасилования ТЫСЯЧ женщин монгольскими солдатами действительно имел место, то я сомневаюсь, что ТЫСЯЧИ изнасилованных женщин стали бы об этом молчать, СМИ в мгновение ока разнесли бы эту весть, а нынешние «демократические» историки не преминули бы посмаковать столь пикантные особенности оккупационного режима советских войск.В своих буйных сексуальных фантазиях Лотта (или г-жа Френсис Февьелл) может дать фору самому маркизу де Саду, а, может быть, она страстная почитательница его творчества?Самое печальное, что все это было опубликовано на Западе и какой-нибудь не слишком утруждающий себя размышлением читатель поверил в эту белиберду, к данному вопиющему факту откровенной лжи не прилагаются примечания переводчика (отсутствует также примечание по поводу Катынского дела — Рид обвиняет в убийстве 15 000 поляков Советы, а примечания хотя бы о спорности данного положения, я уж не говорю об опровержении, нет, зато есть примечание прогерманского характера насчет присоединения Судетской области: Гитлер освободил угнетенных немцев, которые носили статус второразрядного населения. А о том, что он их использовал для своей армии — молчок).Действительно, прав был Геббельс, когда говорил: чтобы в ложь поверили, она должна быть грандиозной».
Меня же во всех этих байках об изнасилованиях, возмущает вопрос, а надо ли было стараться, чтобы изнасиловать немок и австриек? Вот мой соавтор по одной из книг ветеран войны А.З. Лебединцевбесхитростно вспоминает, каким на самом деле было положение с этим вопросом.
«К вечеру расположились в городке под тогдашним наименованием Ньем Бенешов, названном, скорее всего, в честь последнего буржуазного президента Бенеша. Это был маленький городишко с кирхой в центре на площади, с гостиницей, рестораном и кинотеатром. Жителей из центра отселили, и мы заняли дома под отделы штаба. Нашему отделению выделили двухэтажный домик, в котором внизу ранее был магазин радиоаппаратуры. Молодая хозяйка с грудным ребенком ночами приходила навещать свое жилье и оставалась до утра с чертежником «Алексом». Наверху проживал я с офицером связи от одного из корпусов, капитаном Блохой. Он часто бывал в отъездах, и я практически один находился в своей комнате.Однажды услышал легкий стук в дверь. Открыв ее, я увидел цивильного мужчину, который много раз повторил по-русски с акцентом извинения. Потом он попросил разрешения взять «пару белья», так как является хозяином этой спальни. Я разрешил ему войти, и он заглянул в платяной шкаф. Покопавшись там, он вынул зонт, поблагодарил меня, собираясь выйти. Но, увидев на столе открытую пачку сигарет в сто штук, он долго не мог оторвать свой взгляд от нее. Я понял, что он давно не курил, и предложил ему закурить. Он с благодарностью взял, я дал ему зажигалку и разрешил сесть, так как меня интересовало, откуда он знает русский язык. Он объяснил, что изучал его на курсах военных переводчиков, но в России ему воевать не пришлось. «Плохо вас учили, так как то, что вы взяли, по-русски называется зонт, а не пара белья». Он искренне извинился. Оказалось, что он был владельцем этой квартиры. С женой они были в разводе, и он показал ее снимок в рамке на стене. Я сказал, что дама симпатичная, и он тут же предложил привести ее и познакомить. Но я не поддержал его предложение, тогда он вызвался сделать приборку помещения. Я отказал ему и в этом, пообещав навести порядок, ибо до нас здесь побывали солдаты. На прощание я отсыпал ему с полсотни сигарет и он много раз благодарил меня за такую щедрость.Чертежник Алексей теперь занимался любовью со своей молодой хозяйкой. Днями она не выходила на улицу. Кормил ее Алексей с кухни, принося еду в котелке. Мария просила, чтобы он взял ее с собой в Харьков, Алексей, естественно, соглашался, а она обещала ему подарить маленького «рус», намекая на зачатие от него. Однажды Алексей поднялся ко мне и попросил спуститься к ним, так как Мария припрятала радиолу «Телефункен». Приемники требовалось сдавать коменданту, а она не сдала и хотела передать нам без наказания. Я впервые видел эту молодую немку с полугодовалым ребенком на руках. У стены стояла ее младшая сестра лет 16–17. Старшая сестра предлагала через Алексея ее мне в сожительницы. Для нас это было дико и неправдоподобно. Я ушел, оставив даже радио».
Мухин Юрий






<
Яндекс цитирования

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz