Мифы о русском народе
             ВСЕ ИМЕЕТ ОБРАТНУЮ СТОРОНУ              НА ГЛАВНУЮ



Мифы о русском народе

В центре мифов о России — мифы о рус­ском народе.

Русскому народу даются прямо противоположные характеристики за счет абсолюти­зации какой-либо черты национального характера. Русский народ в одних мифах сказочно терпелив, в других, наоборот, нетерпелив. В одних мифах это на­род-государственник, в других — народ-анархист (русская вольница). Народ-богоносец соседствует на одной территории со славянами-язычниками и т.д.


Для политического мифа о народе важнейшим элементом является отношение народа и власти, вос­приятие народом феномена власти. И здесь мы стал­киваемся с самыми противоречивыми характеристи­ками: от утверждений о покорности и служении го­сударству до мифа о постоянном сопротивлении народа государству.

Национальная идентичность также может иметь различные основания: от этнических (славянские народы) до религиозных (православный народ-бого­носец). В Советском Союзе идентичность русских обеспечивалась идеологией. После распада СССР Россия оказалась единственной из бывших союзных республик, которая не выдвинула собственного национального мифа.

Если бы демократический миф утвердился на российской почве, то вполне возможно, что кризиса самоидентификации удалось бы избежать. По край­ней мере он был бы отложен по времени. Но дискре­дитация демократического мифа, его крах приблизи­ли наступление этого кризиса. Путин пришел к вла­сти на волне разочарования в демократии и ожидания какого-то нового мифа, который объеди­нил бы нацию.

Россия оказалась у опасной черты. Воображение русского человека могут захватить мифы самого разного толка. А воспользоваться ситуацией могут силы далекие от того, что мы до сих пор называли «демократией». Рассмотрим наиболее распространенные мифы о русском народе, которые могут сыграть определенную роль в политической жизни страны.

Кстати, «генетический» мотив в мифах о русском народе встречается довольно часто. На «генетику» русского народа любят ссылаться все: либералы, коммунисты, националисты, консерваторы и др. Ес­тественно, у каждого свои данные о «генетическом коде» русского народа. По Горянину, родина боль­шевизма является едва ли не самой антикоммунисти­ческой страной в мире. А 70 лет советской истории предлагается выбросить на помойку.

Что же это за мифы, которые элита использует против своего народа? «Миф первый — о православ­ном народе-богоносце, обладающем уникальными духовными качествами, которые позволяют ему пре­тендовать на мессианскую роль в мировой истории. Но эту роль, согласно данному мифу, он может ис­полнить только благодаря безоговорочной преданно­сти и беспрекословному подчинению православному самодержавному государству, в пользу которого го­тов добровольно отказаться от своих политических и других прав»12. Вообще этот миф культивирует Генна­дий Зюганов, поскольку он составляет стержень его идеологии. Но в официальной пропаганде правосла­вие не играет существенной роли. В Кремле предпочи­тают обходить религиозные и национальные темы, а не педалировать их. Однако среди определенных кругов элиты такие воззрения действительно имеют место.

«Миф второй — о народе-«овоще», состоящем из инертных, пассивных и ленивых людей, неспособ­ных на самостоятельную и ответственную инициати­ву, и нуждающемся в поливке и окучивании посред­ством технологий пропагандистского обмана и поли­тических механизмов «управляемой демократии». Предполагается, что только при такой опеке со сто­роны власти можно ввести его в рыночную экономи­ку, к которой он исторически не готов и которую отторгает»13. Это вариация либерального мифа о «не­правильном народе», о котором говорилось выше. Исповедовавшая этот миф команда Гайдара рассмат­ривала народ не как субъект реформ, а как объект. Результаты не замедлили себя ждать. Миф о народе-«овоще» или «ботве» широко распространен среди т. н. политтехнологов. Собственно, без этого мифа невозможен был бы расцвет ПР-технологий в Рос­сии, который поражает даже видавших виды запад­ных специалистов.


Согласно концепции евразийства, Запад пред­ставляет для России не только военную угрозу. С За­пада идет все самое худшее — разврат, нигилизм, ре­волюции и т.д. Тезис о «загнивании Запада» выдви­нут еще в XIX веке. Другими словами, Запад угрожает нравственной, духовной жизни русских. Православие выступает в роли щита, который дол­жен оградить Россию от дурного, разлагающего влияния Запада. Россия сильна своей православной верой, своими традициями. Ее спасут «Вера, Надеж­да, Любовь», т.е. традиционные ценности. Прошлое идеализируется, служит источником положитель­ных, святых образов. Беда пришла на русскую землю в 1917 году. Но ошибку истории можно исправить, вернуть Россию на ее истинный путь.

Этот миф используется в различных вариантах коммунистами, многое заимствуют из него и те, кто относит себя к «партии власти». Но сам по себе миф о народе-богоносце не обладает достаточным энергети­ческим потенциалом, чтобы «жечь сердца» миллионов.

Есть и противоположная точка зрения. Русские — народ языческий. Православие — рабская идеология, навязанная славянам византийцами. Славяне были здоровой, свободной, сильной нацией до принятия христианства. Они жили в гармонии с природой и самими собой. Вернуться в это первородное состоя­ние — вот путь к возрождению нации. Нужно пре­одолеть как оковы коммунизма, так и оковы право­славия. Политически такого рода идеология может использоваться праворадикальными организациями. Эта мифология близка расистскому мифу об «арий­ской расе». Их объединяет культ животной, природ­ной силы и отрицание христианской морали.

Считается, что главная беда россиян в пристрастии к хмельному зелью, от которого пострадало немало народа.
Если отрешиться от обывательской точки зрения и политически конъюнктурной, то серьезные исследования
никоим образом не подтверждают устоявшийся взгляд на проблему.

Повсеместно мы слышим утверждения, что русские - самая невоздержанная в употреблении спиртных напитков нация, и так, якобы, повелось испокон веков. Часто мы и сами повторяем утверждения об "исторической предрасположенности" русских к алкоголю. Однако сама история России опровергает этот миф.

Известно, что в Древней Руси пьянства не было вовсе. Население Древней Руси не выращивало виноград, и вино для Причастного таинства привозилось из Византии. Хмельными напитками были сбродивший мёд и пиво.

В Ипатьевском списке (XII век) - древнейшей русской летописи - рассказывается, как совершил свой побег из плена князь Игорь Всеволодович. В тот вечер все в лагере напились кумыса, захмелели и уснули. Игорь же не стал пить этот напиток и потому смог беспрепятственно выбраться из лагеря и уйти так далеко в степь, что его даже не пытались отыскать.

Вино же на Руси служило в лечебных целях и появилось при следующих обстоятельствах.

Олег, вернувшись в 907 году из Царьграда, привёз в Киев кроме злата и роскошных тканей много разновидностей греческого вина. В начале XVI века россияне отведали бургундское вино, а затем - Канарское. Этими винами угощали только почётных гостей: наливали одну, реже - две крохотные рюмочки и подолгу смаковали. Кроме того, мальвазия почиталась как лечебное вино от разных болей. Таким же лекарством считалось и вино церковное, красное , которое привозили из Греции.

Одним из излюбленных напитков русского народа издавна был квас, который был очень полезен и использовался не только как питьё. Уже в X столетии квас не просто пили, но поддавали им пару в русской бане, а также обливались им для здоровья. Общеупотребимым квас стал после того, как епископ новгородский Нифонт дозволил монахам пить в праздничные дни и в пост квас и мёд, так как он очень полезен для здоровья.

Исследователь старины Прыжов в "Истории кабаков в России", доказывает, что у наших предков пьянства не было. "Питие не было пороком, разъедающим народный организм. Оно составляло веселье, удовольствие, как это видно из слов, вложенных древнерусским граматником в уста Владимира: "Руси есть веселие пити - не может без того быти". Но прошли века, и ту же поговорку дилетанты от науки стали приводить в пример русского пьянства.

В "цивилизованной" Европе с пьянством дела обстояли иначе.

По словам Тацита, римские легионеры одерживали победы над германцами часто благодаря лишь тому обстоятельству, что последние предавались пьянству, и добычей римского оружия становился пьяный лагерь противника. В свою очередь, римские легионы по той же причине потом терпели поражения от тех же германцев.

В конце XIX века русский исследователь Брандт писал: "Два наиболее передовых современных народа - немцы и англичане - не могут похвастаться своим прошлым по отношению к страсти к хмельным напиткам. Что касаемо немцев, то ещё в VIII веке Карл Великий вынужден был воспрещать тяжущимся и свидетелям являться в суд пьяными и самим же судьям напоминать, чтобы они заседали не иначе как совершенно трезвыми, равным образом приказывать священникам при совершении таинства покаяния отнюдь не угощать вином кающихся".

В своей книге "История пьянства в Англии" Артур Шодуэлл пишет: "В VI веке мы находим указание на существование этого порока (пьянство) среди духовенства. В 570 году правитель Гольдас Мудрый издал декрет, коим "каждый монах, напившийся до того, что не в состоянии будет петь во время службы - будет оставаться без ужина". Пьянство всегда считалось пороком на Руси, а злоупотребление спиртным осуждалось и вышучивалось.

Одной из любимых в русском застолье была шутка с раками, которые подавались невоздержанному в питии гостю, дабы более так себя вести было не повадно. Огромное серебряное блюдо, на котором располагалась изрядная горка красных раков, посыпанных зеленью, мгновенно привлекало внимание. Стоило нерадивому, напившемуся гостю попытаться вывернуть клешню или переломить панцирь, как рак начинал активно шевелиться, пугая гостя. Остальные же гости от души смеялись над его криками. Секрет такого розыгрыша довольно прост: раков незадолго до подачи клали в водку, где они и засыпали, меняя при этом цвет панциря на красный, будто его уже сварили.

Если исторически пьянство не являлось отличительной чертой Руси, как же появилась на Руси водка, которую многие ошибочно считают русским изобретением?



Впервые Русь познакомилась с водкой во времена правления Василия I - сына Дмитрия Донского (к тому времени "просвещённая" Европа употребляла этот напиток уже более ста лет). Но, встретив отчаянное сопротивление православной церкви, этот напиток поначалу не прижился в народной среде, предпочитавшей традиционные мёд и пиво. К производству водки на Руси привели печальные исторические события. В 1460 году крымские татары захватили Кафу - генуэзскую колонию в Таврии, после чего на Русь прекратился ввоз итальянских и испанских сухих вин. На медовуху не хватало мёда, а против браги и пива как языческих продуктов сильно возражало духовенство.

Всё это вынудило русских перестать употреблять свои традиционные и полезные напитки. Но и водку наши предки не пили вольготно - многие русские правители боролись с употреблением спиртного на Руси.

Иван Грозный строго ограничил питьё спиртных напитков. В 1565 году в столице открылся первый "царёв кабак", входить в который могли лишь люди из царского круга, в первую очередь, опричники. Для пития простому люду были жёстко определены лишь праздники Рождества, Дмитриевская суббота да Святая неделя. За употребление водки в иное время наказывали плетьми, батогами и даже тюрьмой.

"Винные статьи" по "кабацкой части", действовавшие в Сибири при Петре Первом, свидетельствуют о том, что он к пьяницам также не благоволил и присвоил им специальное название "питух". В регламенте он делил их на три категории: "питух" из простого народа наказывался битьём палками; "питух" из чиновных людей наказывался наставлениями воевод; "питух" из людей гулящих наказывался принудительными работами.

При таких ограничениях о каком постоянном пьянстве вообще может идти речь?

Церковь тоже не оставалась в стороне от антиалкогольной кампании: Митрополит Киево-Владимирский Кирилл в XIII веке активно проповедовал против пьянства: "Пьяницы - все отвергаются, ибо лучше один достойный служитель алтаря, чем тысяча беззаконных". В XIV веке митрополит Алексей Московский пишет: "Смотрите дети. Отчего нам всё это приключилось? От нашей неисправности перед Богом. Ещё, дети, пишу вам о том, чтобы вы отсекли от себя корень зла, возбуждающий всякое беззаконие - пьянство. Оно, во-первых, погубляет душу, отнимает зрение очей, тело делается бессильным, сокращает жизнь телесную, истребляет в человеке страх Божий, отделяет его от Бога и доводит его до нищеты душевной и телесной. Смотрите же, дети, сколько зла в пьянстве".

О том, как обстояло дело с пьянством в Европе, можно прочесть у знаменитого французского писателя эпохи Возрождения Франсуа Рабле. В своём романе "Гаргантюа и Пантагрюэль" он рисует картину современного ему общества, главные герои произведения постоянно пьют вино, объедаются и справляют естественные нужды. Вот лишь некоторые названия глав или цитаты: "Разговоры в подвыпитии", "Едва родившись, он не закричал, как другие младенцы: "Уа!", но громким голосом заорал: "Пить, пить, пить!" - будто всех приглашал выпить", "Таких именно жирных быков зарезали 367014 штук с целью засолить их во вторник на первой неделе поста... чтобы вначале обеда, приложившись к солёненькому, получше выпить". Цитат можно привести ещё множество, но возникает проблема - мало цензурных.


Аналогичное положение было в Англии. В 1570 году пастор Уильям Кет жаловался: "Мои прихожане каждое воскресенье все смертельно напиваются". В Лондоне на каждом углу располагался трактир. Вывески гостеприимно приглашали посетителей, обещая "простое опьянение - за пенс, мертвецкое - за два пенса и солома даром".

Мало кто знает, что на Руси порой наблюдалось коллективное воздержание от употребления алкоголя. В конце 1850-х годов "завязала" Ковенская (территория нынешней Белоруссии) губерния, к ней присоединились Виленская, Гродненская, другие соседи. Некоторые зарекались не пить до определённого срока, скрепляя свой зарок грамотой. Другие давали клятвы перед иконой.

В одной из российских губерний в конце XIX в. появился Союз чаепитников. Перед въездом в зону Союза стоял огромный самовар, и любой путник мог бесплатно выпить чашку хорошего чая. Найти же там стакан водки либо вина было невозможно. В соответствии с местными законами на пьяниц в зонах трезвости налагался штраф и телесное наказание - до 25 ударов. Половина штрафа шла в мирскую казну, другая - в приходскую.

В июле 1889 года крестьяне деревни Ново-Сиверской Царскосельского уезда обратились с ходатайством о закрытии питейных заведений на территории их деревни. Крестьяне сами осознали вред и всё зло, наносимые их имущественному и нравственному благосостоянию питейными заведениями; и хотели запретить торговлю и употребление спиртных напитков в своей деревне. Так боролся с употреблением алкоголя сам народ.

Боролась с алкоголизмом и русская аристократия. Лев Сергеевич Голицын, представитель древнего княжеского рода, после получения блестящего образования в Сорбонне и Московском Университете неожиданно увлёкся винодеием. Цель своей деятельности он видел в прививании русскому народу любви к хорошим виноградным винам. В 1890 году в местечке Абрау-Дюрсо он начал промышленное производство шампанского, а в 1900 году получил Гран-при на Всемирной дегустации в Париже. Голицын прививал народу культуру пития красного вина, активно выступая против употребления водки.

Православная церковь тоже не оставалась в стороне.

Священный Синод Указом от 5 июня 1 889 года призывал духовенство "путём живого и ближайшего воздействия на население способствовать к отвлечению его (народа) от питейных заведений и от употребления вина". Духовенство начало организовывать церковно-приходские общества трезвости, которых к 1890 году насчитывалось до 900.

В православные братства и общества в поддержку благочестия и народной трезвости вступали десятки тысяч человек; строились храмы, приюты, больницы и библиотеки. Так, Александро-Невское братство трезвости, лишь в Петербургском своём отделении имевшем около 70 тысяч членов, построило Воскресенскую церковь, школу, приют и многое другое.

Что же происходило в "просвещённой Европе"?

Достаточно привести одну цифру. В течение августа 1887 года в Лондоне было составлено 3000 протоколов о публичном пьянстве и столько же было произнесено судебных приговоров.

Так почему же считается, что именно русские - традиционно пьющая нация? Миф этот, придуманный не нами, продолжает вредить здоровью нации и нашей репутации в мире. Может, пора покончить с ним?

Миф о том, что русские - самая пьющая нация на свете, пожалуй, самый устойчивый. Причём миф, родившийся не в России, почему-то хорошо прижился у нас, став чуть ли не предметом национальной гордости. Наверно, ни один народ не любит так рассказывать о собственном пороке, порой преувеличивая его, как мы. Русское пьянство - излюбленная тема для анекдотов и отечественных кинокомедий. Говорить о традиции русского пьянства стало чуть ли не признаком хорошего тона.

«Пьяная испокон века Россия», как её любят представлять на Западе, в начале 20 века по количеству выпитых вёдер водки скромно стояла в хвосте ведущих держав Европы и CШA, занимая десятое место:

· Франция - 4,76;

· Бельгия - 2,49;

· Англия - 2,05;

· Германия - 1,87;

· Италия - 1,87;

· Австро-Венгрия - 1,76;

· США - 1,43;

· Швеция - 0,71;

· Россия - 0,53.

В начале 20 века в Швеции сложилась такая сложная ситуация с поголовным пьянством населения, что власти вынуждены были пойти на крайние меры. В 1919 году вводится карточная система, ограничивающая потребление семьей спиртных напитков 4 литрами в месяц и создаётся "шведский департамент трезвости".



Сегодня больше всего пьют (от 10 до 12 литров алкоголя на душу населения) в Ирландии, Португалии, Франции, Германии, Чехии и Румынии. В России, по официальным и неофициальным данным, потребление алкоголя составило 8,6 литра.

Люк Биль, автор широко известного во Франции юридического справочника "Кодекс питейного заведения", так оценивает алкогольную ситуацию в мире: "Сегодня рекорд потребления алкогольных напитков принадлежит Люксембургу: каждый житель этой маленькой страны ежегодно выпивает 18 литров (в пересчёте на чистый спирт). Следом идёт Франция - 13,5 литров в год, Португалия - 12,8 литров, и в сторону уменьшения - Италия, ФРГ, Бельгия, Дания, Норвегия, СССР". В СССР на пике потребления алкоголя, в 1984 году, приходилось всего по 8,4 литра на человека в год.

А вот что говорит статистика конца 20 века: Сотрудники издания World Drink Trends , пишущего на околоалкогольные темы, занимаются тем, что подсчитывают количество галлонов, пинт и литров, потребляемых гражданами разных стран мира. Затем данные систематизируются и публикуются в виде графиков, схем и таблиц на страницах ежегодника. Так вот, согласно WDT , Россия в рейтинге бутылкоприкладства занимает всего-то 19 место.

Как видно из описанного, на протяжении всего 20 века, как и всей истории России, наша страна никогда не занимала ведущее место по употреблению спиртных напитков. В нашей стране никогда не создавалось такого критического положения с пьянством, как во многих других странах Европы. В России всегда присутствовала вековая культура употребления алкогольных напитков, чего так недоставало другим странам, которые в результате этого скатывались к банальному пьянству. Об этом могут многое рассказать жители Санкт-Петербурга, которые из года в год наблюдают алкогольные экскурсии наших финских соседей в город на Неве...

Миф о русском пьянстве не только задаёт определённую модель поведения, служа оправданием для любого рода излишеств, но и продолжает вредить международной репутации нашей страны. И бороться с ним нужно не меньше, чем с самим алкоголизмом...

Яндекс цитирования