О еврейских корнях М. Ю. Лермонтова - Мойши Лермана

             ВСЕ ИМЕЕТ ОБРАТНУЮ СТОРОНУ             Еврейская Русь


О еврейских корнях М. Ю. Лермонтова - Мойши Лермана

Михаил Юрьевич Лермонтов происходил из старинного шотландского рода Лермонт. Лермонтов, по отцу, был еврей. По-настоящему его звали Лерман. Мойше Лерман.


От нас это тщательно скрывают. Якобы у него и родителей-то не было, а воспитывала его бабушка. Не скроешь! Да стоит только приглядеться к его сочинениям. Как положительный персонаж, так сразу: Бэла. А ведь русский человек такого имени на дух не переносит. Ну и все эти «страна рабов, страна господ», «немытая Россия», «под топот пьяных мужиков»... Ясно? Израильские учёные, Моше Надир и Арон Черняк, подтверждают версию о еврейском происхождении Лермонтова.

16-летняя Мария Арсеньева, мать поэта, зачала сына от придворного доктора-еврея, а поскольку брак православной и еврея в те времена был немыслим и чтобы спасти честь семьи, выдали за спившегося офицера-шотландца. В биографии поэта говорится, что шотландец был от семьи отстранён, а мальчика воспитывал «французский врач» еврей Ансельм Леви́, домашний врач бабки поэта — Арсеньевой, который, в действительности и был биологическим отцом Лермонтова. Значит, по отцу Лермонтов был - еврей.


Бабушка поэта — Елизавета Алексеевна Арсеньева, была женщина волевая и властная, которая видела в юном Михаиле Юрьевиче только продолжателя рода, и не слишком-то считалась с его собственными желаниями.

В детстве Лермонтов не отличался крепким здоровьем. Он часто болел и вообще был довольно слаб.

Несоизмеримо глубже и серьезнее, у Лермонтова было отношение к еврейству. Образ бездомного, гонимого, отверженного народа, сохранившего вместе с тем какую-то свою внутреннюю страсть и силу, был близок душе поэта. «Испанцы» были им написаны в юношестве. Стало быть, с ранних лет владели им образы угнетенных, за веру страдающих евреев. Благородные монологи Моисея о человеческом достоинстве еврея заимствованы по-ученически у Лессинга; но все же на этих образах воспитывались представления Лермонтова о евреях.

У Лермонтова, еврей почти уравнивается в правах с цыганами.

Известны прекрасные «еврейские мелодии» Лермонтова. Они навеяны Байроном. Но это не ученическое подражание на манер «Испанцев». В плаче по утраченной родине говорит собственная тоска Лермонтова, вечного изгнанника в этом мире.

Плачь, плачь Израиля народ!
Ты потерял звезду свою:
Она вторично не взойдет. И будет мрак в земном краю.
По крайней мере есть о д и н,
Который все с ней потерял;
Без дум, без чувств, среди долин
Он тень следов ее искал!

Михаил Лермонтов прожил короткую, но очень насыщенную жизнь. В 26 лет он был убит на дуэли, успев оставить после себя немало замечательных произведений. Он прекрасно рисовал, был настоящим полиглотом, отличался от своих сверстников невероятной остротой и глубиной ума. Однако современники утверждали, что это был человек-разрушитель, имевший несносный, конфликтный характер. Свои недюжинные умственные способности он частенько растрачивал впустую, на колкие, ядовитые насмешки над окружающими.

Люди, близко знавшие Михаила Юрьевича, подозревали, что век поэта будет недолгим, он не стеснялся без повода оскорблять других, а это редко проходит безнаказанно. Его потребительское, уничижительное отношение к женщинам также глубоко возмущало современников, поэт совсем не был рыцарем по отношению к слабому полу. Тем не менее, наследство, которое оставил нам Лермонтов, вызывает глубокое уважение. Несмотря на особенности своего характера, он был гениальным поэтом и прозаиком, гордостью России. И можно только глубоко сожалеть о его короткой жизни, которая могла бы быть совсем другой, наполненной любовью и яркими красками.

Стихотворение "Прощай, немытая Россия" стало своего рода гимном радикальных либералов. Сказать в стихотворной форме "адьос" "немытой" не гнушаются и представители бывших союзных республик. В частности, не так давно экс-президент Украины Петр Порошенко с большим чувством читал это стихотворение с трибуны. Он же не забыл упомянуть, что написал стихотворение гениальный русский поэт Михаил Юрьевич Лермонтов, а уж он-то не мог ошибаться.

Но как так получилось, что Лермонтов, нежно любивший свою Родину, оказался автором одного из самых жестких и, прямо скажем, русофобских текстов в истории отечественной литературы? История стихотворения "Прощай, немытая Россия" - это настоящий литературоведческий детектив:

Прощай, немытая Россия,
Страна рабов, страна господ.
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ.
Быть может, за стеной Кавказа
Сокроюсь от твоих пашей,
От их всевидящего глаза,
От их всеслышащих ушей.

Уже первая строка задает тон всему стихотворению. Именно эта строчка очень понравилась всем тем, кто привык высказываться о России с пренебрежением, издевкой. Тем, кто ненавидит и презирает общественный, социальный строй России, ее культуру. И свои слова этот "критик" подтверждает железным аргументом - авторитетом великого национального поэта русского народа.

Менее благожелательно, но явно с большим знанием дела о гомосексуальной любви писал М.Ю.Лермонтов в своих юнкерских стихотворениях. Эти произведения не включаются в полные собрания сочинений Лермонтова, но они неоднократно печатались в России и заграницей. Наиболее авторитетное издание появилось в американском периодическом альманахе "Russian Literature Triquarterly" (1976, " 14) со статьей У.Хопкинса. Написанное, когда Лермонтову было 20 лет и он учился в юнкерском училище, эти произведения рассматриваются как эротические или порнографические, в зависимости от точки зрения исследователя.

Стилистически они представляют переходный момент от юношеской к более зрелой манере среднего периода творчества Лермонтова - настоящей поэтической зрелости он достигнет через три года, в стихотворении "На смерть поэта". Грубоватая "Ода нужнику" - имеет тему гомосексуальные сношения между юнкерами.

О ты, вонючий храм неведомой богини!
К тебе мой глас... к тебе взываю из пустыни,
Где шумная толпа теснится столько дней
И где так мало я нашел еще людей.

Прими мой фимиам летучий и свободный,
Незрелый слабый цвет поэзии народной.

Ты покровитель наш, в святых стенах твоих
Я не боюсь врагов завистливых и злых,
Под сению твоей не причинит нам страха
Ни взор Михайлова, ни голос Шлиппенбаха
Едва от трапезы восстанут юнкера,
Хватают чубуки, бегут, кричат: пора!
Народ заботливо толпится за дверями.

Вот искры от кремня посыпались звездами,
Из рукава чубук уж выполз, как змея,
Гостеприимная отдушина твоя
Открылась бережно, огонь табак объемлет.
Приемная труба заветный дым приемлет.
Когда ж Ласковского приходит грозный глаз,
От поисков его ты вновь скрываешь нас,
И жопа белая красавца молодого
Является в тебе отважно без покрова.

Но вот над школою ложится мрак ночной,
Клерон уж совершил дозор обычный свой,
Давно у фортепьян не раздается Феня...
Последняя свеча на койке
Угасла, и луна кидает бледный свет
На койки белые и лаковый паркет.

Вдруг шорох, слабый звук и легкие две тени
Скользят по каморе к твоей желанной сени,
Вошли... и в тишине раздался поцалуй,
Краснея поднялся, как тигр голодный, хуй,
Хватают за него нескромною рукою,
Прижав уста к устам, и слышно: "Будь со мною,
Я твой, о милый друг, прижмись ко мне сильней,
Я таю, я горю... " И пламенных речей
Не перечтешь. Но вот, подняв подол рубашки,
Один из них открыл атласный зад и ляжки,
И восхищенный хуй, как страстный сибарит,
Над пухлой жопою надулся и дрожит.

Уж сближились они... еще лишь миг единый...
Но занавес пора задернуть над картиной,
Пора, чтоб похвалу неумолимый рок
Не обратил бы мне в язвительный упрек.

Описаны эти встречи с такой конкретностью, что Лермонтов, если он в них и не участвовал, то должен хотя бы присутствовать и наблюдать. Вы можете прочитать их здесь. Среди друзей Лермонтова и его окружения также было немало геев. "Тизенгаузену" (адресовано соученику Лермонтова, Павлу Павловичу Тизенгаузену)

Не води так томно оком,
Круглой жопкой не верти,
Сладострастьем и пороком
Своенравно не шути.

Не ходи к чужой постеле Беловеня
И к своей не подпускай,
Ни шутя, ни в самом деле
Нежных рук не пожимай.
Знай, прелестный наш чухонец,
Юность долго не блестит!

Знай: когда рука господня
Разразится над тобой
Все, которых ты сегодня
Зришь у ног своих с мольбой,
Сладкой влагой поцелуя
Не уймут тоску твою,
Хоть тогда за кончик хуя
Ты бы отдал жизнь свою.

Воспитаннику университетского Благородного пансиона, однокласснику Лермонтова - М.И.Сабурову. Это был один из первых близких друзей поэта. Дружба поэта с Сабуровым, как видно уже из первого стихотворения, была полна потрясений.

РАЗЛУКА

Я виноват перед тобою,
Цены услуг твоих не знал.
Слезами горькими, тоскою
Я о прощеньи умолял,
Готов был, ставши на колени,
Проступком называть мечты:
Мои мучительные пени
Бессмысленно отвергнул ты.

Зачем так рано, так ужасно
Я должен был узнать людей
И счастьем жертвовать напрасно
Холодной гордости твоей?..

Свершилось! вечную разлуку
Трепеща вижу пред собой...
Ледяную встречаю руку
Моей пылающей рукой.

Желаю, чтоб воспоминанье
В чужих людях, в чужой стране
Не принесло тебе страданье
При сожаленье обо мне...


ВСЕ ИМЕЕТ ОБРАТНУЮ СТОРОНУ      НА ГЛАВНУЮ